?

Log in

East Side Story - Русскоязычные семьи Нью Йорка [entries|archive|friends|userinfo]
Русскоязычные семьи Нью Йорка

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

East Side Story [Mar. 22nd, 2011|04:21 pm]
Русскоязычные семьи Нью Йорка

ru_ny_family

[millichope]
Нью-Йорк, вечер. Февраль...
  Знающие люди уже передёрнули плечами. Для менее сведущих поясню - февральский Нью-Йорк с непривычки может даже не понравиться: промозгло, сыро и холодно, везде валяются кучи грязного снега, дует пробирающий до костей ветер, ноги промокают, темнеет рано, в Центральном парке ничего не цветёт.
 Вот вдоль Центрального парка, кстати, я и шла. С промокшими ногами.
 Шла я уже довольно долго. От сороковой улицы до девяносто седьмой. Я забыла дома кошелёк с метро-картой, но не уделила тому должно внимания. Подумаешь, всего-то пол сотни кварталов!
  Уже на шестидесятой я поняла, что ошиблась. Одно дело - прогулки летом, когда солнечно и приятно, с друзьями, с заходами в Старбаксы выпить кофейку или лимонаду. Совсем иное - брести в одиночестве по тёмной авеню, замерзая и падая от усталости. Я только-только приехала в Америку и толком не акклиматизировалась: спала на ходу и шмыгала носом от простуды. Сапоги промокли от влажного снега, а ноги очень устали, потому что гуляла я весь день. На девяносто седьмой улице я должна была появиться к шести, но идти быстрее просто не могла, а потому опаздывала.
  Что, собственно, я забыла в Верхнем Ист Сайде? Можно, конечно, копнуть глубже - что я забыла в США? Я приехала одна, ночевала первую ночь у незнакомой немки, которая, однако, не могла больше меня принимать, и совершенно не знала, что делать и как быть. Я думала, что в Нью-Йорке меня кто-то ждёт, но ошиблась. Я была напугана, растеряна, больна, никого и ничего не знала, и совсем отчаялась, пока случайно не увидела в сети объявление о встречах Клуба православной молодёжи в Свято-Николаевском Соборе на 97 улице, между Мэдисон и Пятой авеню. Я решительно направилась туда: если ты в беде, иди в Церковь.
И вот бодрым шагом, постепенно превращающимся в неуверенный и уставший, топала я к 97-ой.
  Собор оказался очень красивым! Собор и смежное с ним здание Представительства Московского Патриархата в США являются украшением 97-й улицы и города в целом, что было признано администрацией Нью-Йорка, когда 18 декабря 1973 года оба этих смежных здания получили статус архитектурного шедевра. Но узнала всё это я гораздо позднее…


Завидев знакомые формой купола-луковицы, я воспряла духом, но, когда тронула ручку двери, поднявшись на крыльцо, обнаружила, что дверь заперта. Как романтично, подумалось мне, умереть на ступенях Храма. Что-то такое в стиле Гюго...
  Однако умирать мне, как ни странно, не хотелось - и я тронула соседнюю дверь. Ура, она поддалась!
  Внутри было несколько человек, служили молебен. Я тихонько встала у входа и попыталась согреться, благодаря Бога, что Собор всё же открыт. Минут через десять молебен закончился, все засуетились, начали общаться: явно знакомые, не чужие. Я неуверенно стояла в своём углу, и тут ко мне подошёл высокий мужчина лет двадцати пяти. Улыбаясь в бороду, он представился:
  - Здравствуйте, меня зовут Игорь. Не хотите ли попить с нами чаю?
  - Если честно, это именно то, в чём я сейчас крайне нуждаюсь.
  И вот в тот момент моя жизнь в Нью-Йорке наконец-то наполнилась смыслом.
  По-моему, с 97-ой улицы я не вылезала. В Москве я периодически посещала Церковь, но никогда не проводила там много времени, не оставалась после службы, не знала священников по имени. В Свято-Николаевском соборе я поняла, что приходская жизнь может быть очень активной. По воскресеньям после Литургии прихожане спускаются вниз, в трапезную, чтобы пообедать кушаньями, приготовленными заботливыми руками матушки Аллы и помощников-добровольцев. Я быстро подружилась с девочками на кухне и освоилась: на второй день меня уже называли хозяюшкой, когда я с уверенным видом искала стаканы и лимонад, пытаясь не показать, что, вообще-то, заблудиться в трёх холодильниках мне поначалу совсем не сложно. Никогда не забыть мне той прекрасной жареной свинины, которую мы раскладывали по тарелкам во время воскресного обеда, а потом поедали остатки, которых оказалось предельно много, руками прямо с противней! Готовят в Храме вкусно и разнообразно, а обед полают бесплатно, по-христиански: подаяния прихожан помогают поддерживать финансы на еду в хорошем состоянии. К тому же, в Церкви практически все знают друг друга, не являются чужими людьми.
  Конечно, заходят и новые люди, но они ласково приветствуются более опытными прихожанами, матушкой, священниками. К каждому в Храме относятся с теплотой. Батюшки уделяют внимание тем, кто нуждается в совете, и можно взять благословение у управляющего Патриаршими приходами в США Архиепископа Наро-Фоминский Юстиниана. Я с трудом представляю себе, что в Москве смогла бы пообщаться с Владыкой.


Приход в Нью-Йорке кажется мне более сплочённым, чем иные приходы в России - и это естественно, ведь вдали от того места, где ты родился, рос, жил хочется тянуться к чему-то знакомому, родному. Мне кажется, Свято-Николаевский Собор за рубежом является своего рода центром для тех, кто хочет сохранить в себе русскую культуру, не растерять наследие Родины, передать любовь к истинной русской религии своим детям, которые, несомненно, подвергаются в Америке различным - и далеко не всегда положительным - влияниям. Скоро при Храме откроется Воскресная школа, сейчас как раз идёт переоборудование кабинетов. Как видно, и без того активная приходская жизнь расширяется.
  Но я хотела бы уделить особое внимание Клубу православной молодёжи, который стал мне вторым домом.


  Как уже понятно из названия, клуб объединяет молодых ребят и девушек, которые хотят узнать побольше о православной культуре, познакомиться со своими сверстниками, пообщаться. Мы собираемся по вторникам, в семь часов вечера, проводим короткий молебен минут пятнадцать длиной и спускаемся в трапезную пить чай с пирогами. Кто-то приносит конфеты, печенье, кто-то - клубнику. Собрания проходят по-разному. Иногда священник рассказывает что-нибудь интересное и познавательное: о празднике, который только что прошёл либо вот-вот наступит, о посте и подготовке к нему, о жизни того или иного святого. Порой мы разбираем какое-то место из Библии, и обыкновенно в ходе горячего рассуждения рождаются любопытные мысли и вытекают всё новые и новые темы для разговора. Все могут задать интересующие их вопросы или поделиться чем-то: новостью, открытием, опытом. В тот незабвенный для меня вторник, когда я впервые оказалась в Соборе, меня приняли очень дружелюбно: посочувствовали моей истории, помогли с жильём, поддержали морально, в общем, 'подобрали, обогрели'.
 Компания у нас тёплая и интересная: встречаются разные люди, весёлые и задумчивые, шумные и спокойные, кто-то приходит в клуб за живым приятным общением, кто-то - непосредственно в поисках второй половины. Каждый сам по себе представляет любопытную личность, с пытливым умом и здоровым любопытством. Среди нас есть учёные, музыканты, семинаристы. Любому новому человеку мы рады! И, что интересно, не только христианам: к примеру, одна девушка из клуба - мусульманка, есть и атеисты, которым просто нравится атмосфера клуба.
  Иногда мы приглашаем на наши встречи людей, способных рассказать что-то из истории Церкви. Например, Эмилия, давняя прихожанка Свято-Николаевского Собора, показала нам различные архивные документы, фотографии. Собор построен с благословения Святейшего Патриарха Тихона, тогда - архиепископа Североамериканского и Алеутского. В 1894-м году начался сбор средств на постройку храма, но только через пять лет набралась сумма достаточная для покупки участка земли в центре Нью-Йорка. В этой ситуации священноначалие, духовенство и миряне Русской Православной Церкви в Америке обратились к Императору Николаю Второму с прошением разрешить всероссийский сбор средств, каковое и было получено в ноябре того же 1899-го года и совершено по благословению святого праведного протоиерея Иоанна Кронштадтского. В соответствующем Высочайшем Указе Император написал: «Дело сие - великой государственной важности». На следующий год, в праздник перенесения мощей свт. Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Бари, был заложен первый камень. Строительные работы проводились в 1901-1902 гг. по планам архитектора Джона Бергенсона. Строительство должно было быть завершено за один год, однако необычно холодная зима задержала работы. И когда весной следующего года архиепископ Тихон вновь приехал в Нью-Йорк, центральный купол собора еще не был воздвигнут. Но в одном из боковых куполов уже был установлен 70-типудовый колокол. 20-го июля 1902 года в подвальном помещении новой церкви была отслужена первая служба.
  Послушав всё это, в тот же день мы узнали, что и до нас, десятки лет назад, существовал Молодёжный клуб при Храме. Его участники занимались танцами, музыкой, общались. Конечно же, приятно было узнать, что мы неосознанно продолжаем старую и добрую традицию.
  Надо сказать, танцев у нас тоже хватает. На праздники мы организовываем настоящие торжества. Устраиваем конкурсы, танцы, готовим угощения. На Масленицу, например, гостям предлагались русские-народные забавы: мы боролись на бревне, перетягивали канат, кормили друг друга блинами.



Блинов было предостаточно! Как и старых русских напитков: кваса и морса. И водки!


Мы водили хороводы, играли в ручеёк. Не обошлось и без спокойных танцев, когда ребята приглашали девушек и тихонько обнимали их за талии под медленную музыку при приглушённом свете. Пели песни и говорили тосты, заговляясь перед Великим постом. Не буду писать о том, сколь мало часов до праздника спали организаторы, в число которых, влившись в приходскую жизнь, вошла и я. Мы бодрствовали ночами, организовывая это событие, готовя закуски, начинки, придумывая фанты и разъезжая по строительным супермаркетам в поисках бревна - гости остались в восторге, а это главное.
  Ещё мы ездили кататься на лыжах и сноубордах, и это была поистине запоминающаяся поездка: научили съезжать с горы новичков и накатались вволю, а в дороге перекусывали пирожками, испечёнными заранее участниками клуба.
  Жалко, конечно, что у меня не получилось остаться в Нью-Йорке до мая. Говорят, на Пасху квартал между Пятой авеню и Мэдисон перекрывают, чтобы совершить Крестный ход. После Пасхи наш клуб или вообще весь приход планирует пикники, шашлыки, различные выезды на природу.


Надеюсь, что всё-таки смогу выбраться в Америку весной. Потому что очень привязалась к замечательным людям, которых нашла на 97-ой улице, к нашим весёлым собраниям по вторникам, к Собору. И хотя я уже вернулась домой и влилась в свою московскую жизнь, я не могу заставит себя перестать употреблять местоимения 'мы', 'у нас, 'с нами', потому что Свято-Николаевский Собор на 97-ой улице стал для меня чем-то большим, чем просто краcивое здание в стиле московского барокко, неотъемлемой частью меня, моим вторым домом...

 
LinkReply